Выберите язык ENG RUS
О турнире Новости История Медиа Контакты

Дмитрий Аленичев - о детстве, карьере и "Кубке Легенд"

Аленичев Дмитрий Анатольевич

Родился 20 октября 1972 года в поселке Мелиораторов Великолукского района Псковской области

Выступал за: «Чайку» Великие Луки (1989), «Машиностроитель» Псков (1990-1991), «Локомотив» Москва (1991-1993), «Спартак» Москва (1994-1998, 2004-2006), «Рому» Рим (1998-2000), «Перуджу» (2000), «Порту» (2000-2004).

Титулы: Чемпион России: 1994, 1996, 1997, 1998. Обладатель Кубка России: 1994, 1998. Чемпион Португалии: 2003, 2004. Обладатель Кубка Португалии: 2001, 2003. Обладатель Суперкубка Португалии: 2001, 2003, 2004. Обладатель Кубка УЕФА: 2003. Победитель Лиги чемпионов: 2004.

Лучший футболист России: 1997.

За сборную России провел 55 матчей и забил 6 голов.

 

 

МЕЧТАЛ О ВТОРОЙ ЛИГЕ. МАКСИМУМ!

- Могли предположить в детстве, что построите такую прекрасную футбольную карьеру, выиграете множество трофеев, забьете голы в финалах Кубка УЕФА и Лиги чемпионов?

- Нет, конечно же. Когда был мальчишкой, мечтал о том, чтобы поиграть хотя бы во второй лиге. Максимум! На тот момент она была союзной и считалась достаточно серьезным турниром с крепкими клубами. Думал, что если попаду в один из них, то уже всего добьюсь в футболе. Но жизнь показала, что я ошибался. Всегда можно мечтать о более высоких достижениях. 

Хотя не стану скрывать: моя карьера — сюрприз для меня самого. Все благодаря трудолюбию. Никто никогда не продвигал меня, по блату в клубы не брал. Конечно, на спортивном пути встречались прекрасные специалисты, которые возились со мной, терпели. Благодаря их знанию, опыту и помощи я смог состояться как футболист. Всем им очень благодарен! Начиная с самого первого тренера — Леонида Ивановича Алексеева, которого, к сожалению, уже нет в живых, и заканчивая теми, под чьим руководством завершал карьеру.

- Кто был вашим кумиром в детстве?

- Марадона. Позже, когда аргентинец закончил, я стал восхищаться Зиданом. Сейчас за звание величайшего игрока современности сражаются Месси и Криштиану, а тогда — Зидан и Роналдо. Понятно, что бразильский форвард — феномен, но я всегда предпочитал именно французского полузащитника. Каждый из перечисленных не только невероятно одарен талантом от природы, но еще и трудолюбив. Марадона не стал бы Марадоной, если бы не проводил по 10 часов в сутки с мячом.

- Вы говорите, что пробились в элитный футбол тоже благодаря трудолюбию. А как же талант?

- Никогда не считал себя таким уж талантом. Рядом со мной играли и более способные от природы ребята. Для некоторых, к сожалению, футбольный путь заканчивался слишком рано. Появлялось слишком много соблазнов, не каждый смог удержаться. Кто-то сидит в тюрьме, кто-то принимает наркотики, кто-то спился... Мы с братом, к счастью, с правильной дороги не сошли. С раннего детства полюбили футбол, и преданность по отношению к нему отблагодарила нас успешными карьерами. Поэтому считаю, что добился всего именно благодаря трудолюбию.

- У брата такой блестящей карьеры, как у вас, не получилось...

- Вмешалось невезение. Считаю, Андрей играл не хуже меня, а по юношам, может, даже лучше. Но в 17 лет первая травма — перелом ноги. Целый сезон пришлось восстанавливаться. Как только вернулся на поле — повторный перелом... Фактически два года пропустил — в важнейший момент для становления футболиста. Я же как раз в тот момент уехал в «Локомотив». То несчастье и сыграло роковую роль в карьере брата. Хотя он все равно поиграл на высоком уровне и даже за границей. Пусть не в самых ведущих чемпионатах — Бельгии, Хорватии, но все равно оставил яркий след. А футбольный Бог, увидев травмы брата, решил уберечь от них хотя бы меня. Но мне очень жаль, что Андрей не прошел по такому же пути. Все данные у него для этого были.

- Какими стали ваши первые шаги в футболе?

- С утра до вечера играли во дворе. Шикарных травяных или искусственных полей у нас не было, комфортных залов — тоже. Все-таки Великие Луки — небольшой город. Только любовь к спорту все равно была очень сильной. Мяч гоняли круглые сутки. На гаревых площадках, асфальте, песке. Уже темнеет, пора ужинать — а мы играем и играем. Ближе к ночи мать нас силой выгоняла с площадки и заталкивала домой.

Даже спали иногда с мячом. Встаешь утром и думаешь: поскорее бы пойти на футбол. Может, это как раз то искреннее неутомимое желание, какого детям сейчас не хватает. Смотришь порой на нынешнее поколение, а вместо мяча у него — электронные гаджеты. Час-другой ребята уделяют футболу в лучшем случае, в остальное же время — телефоны, компьютер, интернет. Слава богу, что в наше время всего этого еще не придумали.

- Как развивали технику, скорость?

- Она приходила сама собой. Оттачивали во дворе. Если пять-шесть часов каждый день работаешь с мячом, будешь автоматически прибавлять в техническом оснащении. Поверьте, это действительно так. Лучшие футболисты мира выходят с улиц! Но, конечно, какие-то моменты подсказывали нам и тренеры в школе.

В нее я попал в первом классе. Учитель физкультуры порекомендовал нам с Андреем пойти в футбольную секцию. На следующий же день и записались. Леонид Иванович Алексеев посмотрел на нас и сразу взял. Спустя годы рассказывал, что увидел потенциал. Не буду скромничать: с первых же дней мы стали лидерами своих команд.

После окончания школы мы с братом сначала играли в Великих Луках на первенство области, потом нас пригласили в псковский «Машиностроитель». Там сразу же попали в основной состав. Я был счастлив: мечта сбылась! Мы с братом просто летали на седьмом небе. Народ в Пскове на футбол ходил, атмосфера — отличная, уровень матчей был достаточно высок. 

 

Но потом мы с братом поняли, что нужно идти дальше, решать более высокие задачи. К сожалению, Андрей получил повреждение. Меня же после года в «Машиностроителе» приметили в «Локомотиве». Селекционеры железнодорожников приехали после одного из матчей и подошли к тренеру: «Хотим забрать Аленичева в Москву. Можно?». Получилось сказочно: мечтал о первом дивизионе, а позвали сразу в высший. Да еще и в Москву! Даже тренер пребывал в шоке.

Естественно, я сразу же дал добро на переход. Правда, мать не хотела отпускать меня одного в Москву без брата — все-таки крупный город. Но я объяснил, что такого шанса — поиграть в 18 лет в чемпионате СССР за «Локомотив» - в жизни может больше и не выпасть. И меня не стали удерживать.

 

РОМАНЦЕВ — МОЙ ГЛАВНЫЙ ТРЕНЕР В КАРЬЕРЕ

- Ваш брат рассказывал, что в первое время в Москве вы очень скучали по малой родине, рвались домой. 

- Все верно. Было скучно. Жил на базе вместе с несколькими партнерами. В какой-то момент началась тоска по Пскову, по дому. Хотя в футболе все складывалось отлично: как приехал в «Локомотив» в 1991-м, почти сразу заиграл в основе. Возглавлял команду тогда Валерий Филатов. Юрий Семин временно уехал работать в Новую Зеландию.

Казалось бы: тебе 18, а ты уже играешь в высшей лиге в основе «Локомотива». Что еще нужно для счастья?! Но у меня началась сильная ностальгия, и в первое время в выходные я садился в поезд и отправлялся в Псков. Плюс мама приезжала ко мне в Москву, какое-то время жила со мной. Спустя три-четыре месяца я все-таки поборол эту тоску, выкинул ее из голову и стал думать уже только о том, чтобы остаться в Москве и играть дальше. На самом деле, тоска по дому — это нормально. Главное в такие моменты не поддаваться ей и не думать о возвращении на постоянной основе. Когда я перешел из «Спартака» в «Рому», поначалу тоже сомневался: «Зачем уехал из России, из любимой команды? Все же было отлично». 

- Сталкивались тяжелыми разочарованиями и сложностями, после которых хотелось уйти из футбола?

- Как и у каждого мальчишки, случались плохие игры, после которых долго переживал. Но в детстве я не допускал даже мыслей о том, что футбол — это не мое. А вот во времена профессиональной карьеры, когда терпел тяжелые, очень болезненные поражения, а болельщики на трибунах даже свистели, в первые моменты после финального свистка действительно появлялись мысли: нужно все бросить, надоело, слишком большое давление. Но это кипели эмоции. Проходят сутки-двое — и ты приходишь в себя, смотришь на ситуацию совсем по-другому. И понимаешь, что жить без футбола просто не сможешь.

После неудач я иногда немного закрывался, хотелось побыть наедине. Думал, переживал. А отхожу я всегда быстро. Даже три дня подряд не могу грузиться. На одном поражении футбольная жизнь не заканчивается. Они были, есть и будут. И если воспринимать их слишком близко к сердцу долгое время, то сделаешь себе только хуже. Я всегда обещал самому себе: сегодня — переживаю, ночь можно не поспать, а с завтрашнего дня — тренироваться, тренироваться и еще раз тренироваться. Раз проиграл, значит, должен еще больше пахать. Этот девиз мне очень помогал в жизни.

 

- Часто оставались после тренировок заниматься индивидуально?

- Конечно. Почти всегда и в любой команде. Тренеры порой меня даже выгоняли с поля, чтобы не было перегрузки. Я мог за день до матча, когда почти все футболисты уходили в раздевалку, надолго задержаться работать с мячом. Мне говорили: «Хватит, нужно отдыхать, завтра ты нам нужен со свежими силами». Останавливали меня и Юрий Семин в «Локомотиве», и Олег Романцев в «Спартаке». Конечно, индивидуальные занятия обязательно нужно дозировать.

- Когда считаете самым главным тренером в своей профессиональной карьере?

- Довелось поработать с прекрасными специалистами на ранних этапах становления — Филатовым, Семиным, Ярцевым... Но больше всего мне дал, конечно же, Романцев. Именно Олег Иванович сделал из меня футболиста. И особенно ценным считаю то, что он просил нас включать голову на поле. «Главное в футболе — это мысль. Вы должны постоянно думать, на несколько шагов вперед», - любил повторять Романцев.Безусловно, игрокам еще необходимо быть готовыми физически, выдерживать 90 минут высочайший темп. Но это не легкая атлетика. И главным качеством футболиста считаю именно способность быстро и нестандартно мыслить. Если в команде много таких людей — это феерически!

Мне очень повезло, что судьба свела с таким тренером как Романцев. Даже не знаю, как сложилась бы карьера, если бы не поработал под его руководством. Многие современные тренеры делают ставку исключительно на физические кондиции — больше бегать, лучше бороться... Я категорически против! И очень рад, что перед отъездом в «Рому» в моей жизни были именно «Спартак» и Олег Иванович. Физически я хорошо подготовился у Семина, Юрий Павлович очень любит нагрузки. Но до «Спартака» мне не хватало футбольного интеллекта. А после четырех лет с красно-белыми я уже его приобрел, стал более мыслящим игроком.

 

ЗА ДВА ДНЯ «КУБКА ЛЕГЕНД» ПОЛУЧАЮ СТОЛЬКО ЭМОЦИЙ, ЧТО ХВАТАЕТ НА ГОД

- Также вы поработали с великим Жозе Моуринью — одним из лучших тренеров современности. В чем его секрет успеха?

- Жозе не поиграл на высоком уровне, зато потом работал помощником у очень сильных специалистов — Бобби Робсона в «Порту», ван Гала в «Барселоне», близко познакомился с их тренировочным процессом, отложил какие-то моменты в голове и использовал опыт в дальнейшем. Футбольная философия того же ван Гала - очень сильная. И когда я тренировался у Моуринью, сразу ощутил, что он многое взял от голландца.

Жозе живет футболом 24 часа в сутки! Также он — сильнейший психолог. С легкостью умеет находить общий язык с футболистами, правильно доносить мысли. Ребята очень хорошо его воспринимают. А иногда Жозе мог как-то определить по маленьким нюансам, что игрок не готов к матчу. И пусть предыдущую встречу тот провел классно, но Моуринью проводил ротацию и давал человеку передышку. И угадывал.

А еще философия Моуринью была приблизительно такой же, как и у Романцева, что мне очень нравилось. Главное у Жозе — чтобы каждый игрок, выходя на поле, знал, что именно от него требуется. В «Порту» я получал удовольствие от игры, с теплотой вспоминаю тот период. Мы пришли ко всевозможным победам, брали Лигу чемпионов и Кубок УЕФА. А мне выпало счастье забить в каждом из финалов.

В 2004-м, еще за два-три месяца до майского матча с «Монако», пошли разговоры о том, что Моуринью предложили контракт в «Челси». Всем уже стало очевидно, что Жозе уйдет в топ-клуб. Так и получилось. Уже тогда я на 100 процентов был уверен, что как тренер он добьется многих побед — как в национальных чемпионатах, так и международных турнирах. В результате Моуринью неоднократно становился чемпионом Англии, Италии и Испании, а с «Интером» еще раз пришел к триумфу в Лиге чемпионов.

- Что для вас главное в «Кубке Легенд»?

- Я участвовал во всех без исключения розыгрышах. И для меня самое важное — не победа, а именно встреча с друзьями. Благодаря турниру удалось увидеться с итальянцами, с которыми играл в «Роме», португальцами из «Порту», французом Венсаном Кандела... За два дня «Кубка Легенд» я получаю столько эмоций, что потом хватает их на целый год. Открою небольшой секрет: всем приезжим звездам очень нравится прилетать в Россию. Они сходят с ума от Москвы! А в футбол мы играем уже в удовольствие. Результат второстепенен. Честное слово.

- Тем не менее - десять побед подряд. Как это можно объяснить?

- Сборная России более сыгранная. Плюс мы сами стабильно тренируемся, несмотря на возраст, много бегаем. Спросите любого футболиста, каждый подтвердит, что он либо играет где-нибудь в любительских турнирах «8 на 8», либо тренирует команду и участвует в определенных упражнениях. Мы с Егором Титовым, например, тоже всегда поддерживаем форму..

Хотя в последнее время мне очень нравится сборная Португалии. Ребята привозят с каждым годом более молодых футболистов, нам становится тяжелее и тяжелее. Поэтому интрига есть, матчи всегда интересны для зрителей. 

А еще важная миссия «Кубка Легенд» - социальная. На турнир приезжают дети, их знакомят с легендами. Это фантастика! Когда такие звезды, как Литманен или Алдаир, проводят мастер-классы для сотен мальчишек, могу только представить эмоции ребят. Невероятные чувства. Поэтому спасибо Тамерлану Куриеву за то, что делает такое чудо. Я в детстве о таком даже и мечтать не мог. Для меня это был бы невероятный сон.

Всем ребятам я хочу пожелать просто любить футбол, быть преданным ему. Убежден, что в таком случае он вас отблагодарит кубками и медалями. Я прошел все это, потому говорю с уверенностью. Был момент, когда занялся политикой, но затем понял, что не могу без любимой игры и на полтора года раньше срока снял полномочия. Написал заявление, ушел. Вернулся в любимое дело, которое любил, люблю и всегда буду любить. И никогда ему не изменю.

Партнеры